В этом браузере сайт может отображаться некорректно. Рекомендуем Вам установить более современный браузер.

Chrome Safari Firefox Opera Explorer
Источник: http://interfax-russia.ru/FarEast/exclusives.asp?id=711617&sec=168028.03.2016

Гендиректор компании «Колмар» С.Цивилев: «Мы потратим более 25 млрд руб., чтобы Япония и Корея вспомнили качество российского угля»

Угледобывающая компания «Колмар» из Якутии намерена добыть в этом году 4,3 млн тонн угля на двух своих комплексах «Денисовском» и «Инаглинском».

Генеральный директор компании Сергей Цивилев рассказал в интервью «Интерфаксу» о планах продажи угля в страны Азиатско-Тихоокеанского региона, а также о строительстве нового порта на Дальнем Востоке и особенностях шахтерского труда.

- Сергей Евгеньевич, реализовались ли прогнозы, что в 2015 году выпуск угля компанией «Колмар» превысит 2,4 млн тонн? Не изменились ли планы компании по увеличению добычи угля до 4,3 млн тонн в 2016 году?

— В 2015 году мы перевыполнили обязательства, которые мы, как менеджмент, брали перед акционерами, закрыв год с объемом добычи 2,8 млн тонн. В планах добычи 2016 года стоит 4,3 млн тонн угля, и мы уже видим по факту января, что эти планы полностью подтверждаются.

— В ноябре прошлого года «Железные дороги Якутии» завершили строительство железнодорожной линии к Инаглинскому угольному комплексу. Планируются ли еще какие-либо совместные инфраструктурные проекты с правительством Якутии или РЖД?

— Действительно, с конца 2015 года мы осуществляем отгрузки по новым подъездным путям к Инаглинскому горно-обогатительному комбинату (ГОК). Железнодорожная инфраструктура была создана совместно с министерством транспорта РФ и правительством Якутии по схеме частно-государственного партнерства.

Сейчас мы совместно с министерством по развитию Дальнего Востока строим линию электропередачи с подстанцией. Общая сумма инвестиций составит 560 млн рублей, срок окончания строительства — июль этого года. Объект будет обеспечивать ГОК Инаглинский электроэнергией.

— Каковы рынки сбыта вашей продукции?

— На сегодня компания продает в основном энергетические угли. Мы являемся постоянным серьезным партнером АО «ДГК» (Дальневосточная генерирующая компания — дочка РАО ЕЭС Востока). В прошлом году поставили 1,5 млн тонн угля для ТЭЦ Дальнего Востока. В этом году поставим им примерно такой же объем угля. Кроме того, мы продаем наш уголь напрямую в Китай.

Но энергетические угли стоят на рынке примерно в два раза дешевле, чем коксующиеся, а у нас на балансе почти миллиард тонн запасов коксующихся углей премиальных марок. Наша компания полностью раскроет свой потенциал с вводом обогатительных фабрик, производящих дефицитный концентрат коксующихся углей, для нас будут открыты огромные высокомаржинальные рынки сбыта как в России, так и за рубежом.

Конечно, когда мы составляли свою программу, понимали, что большие объемы пойдут на экспорт. Мы хотим воспользоваться нашим конкурентным преимуществом — близостью к портам Дальнего Востока — и основной поток концентрата направить в страны АТР: Японию, Корею, Китай.

— Вы планируете отправлять уголь из бухты Мучка (район порта Ванино) на Дальнем Востоке? Начато ли там строительство угольного терминала? Первые партии угля планировалось отправить из бухты уже в этом году.

— Данные в СМИ о сроках завершения проекта разнятся, хотя изначально мы планировали завершить строительство первой очереди терминала в 2018 году. Проект терминала прошел Главгосэкспертизу, получив положительную оценку. Есть контракт на перевозку 12 млн тонн в наш терминал в Мучке, начиная с 2019 года. Там уже сделана вертикальная планировка всех территорий, сейчас создается железнодорожная насыпь для строительства путей, реализуется ГЧП проект вместе с Минвостокразвития по строительству подъездных путей и линий электропередачи. Порт будет тесно связан с нашими двумя ГОКами единой технологией погрузки до вагона и выгрузки с полным контролем качества на каждом этапе. Мы понимаем, что металлургам важно, чтобы каждый день к ним приходил товар с постоянным качеством. Поэтому наша производственная цепочка не заканчивается только производством угля, наша задача — выгрузить товар надлежащего качества в порту потребителя угля, в Японии или Корее.

По качеству угля мы конкурируем с австралийскими производителями — основными поставщиками угля в Японию. Когда-то Япония, не опираясь на одного производителя, заключила договоры на поставку с предприятием Советского Союза (сейчас это компания «Якутуголь»), и наши специалисты строили домны в Японии, которые работали на нашем угле. В 90-ые Россия потеряла контроль за качеством углей, и этим воспользовались австралийцы, бренд которых теперь является премиальным, а остальные угли дисконтируются от этого бренда. Мы хотим вернуть доверие японских металлургов, чтобы за наш уголь давали премию.

— Уже известно, кто будет доставлять уголь от порта до производителя?

— Мы хотим, чтобы этим занимались российские компании, но это вопрос конкуренции. При прочих равных преимущество отдадим отечественным транспортным компаниям, и надеемся, что они выиграют в конкурентной борьбе у иностранцев. Контракт мы будем заключать за год до запуска терминала, то есть в 2017 году.

— Как санкции Евросоюза и США отразились на работе компании?

— Вначале повлияли очень сильно. У нас угли специфические, сложные и в добыче, и в переработке, мы ориентировались на технологию европейцев, проводили тендеры среди четырех лучших мировых компаний. После введения санкций компании отказались от сотрудничества.

Сейчас мы видим хорошие возможности в российском оборудовании и технологиях после серьезного изучения этого вопроса. И от этого наша конкурентоспособность только выиграла. Производство будет стоить дешевле, объекты будут построены быстрей, а обслуживание станет дешевле.

— В каких социальных проектах Южной Якутии принимает участие компания?

— У нас много социальных проектов: мы сделали реконструкцию ледового дворца с искусственным льдом, поддерживаем ДЮСШОР по хоккею, оказываем финансовую поддержку «Золотой шайбе», активно поддерживаем гимназию N 1 в Нерюнгри, спонсируем конкурс «Я инженер». Мы участники всех мероприятий, организуемых правительством Якутии, — и спортивных, и традиционных.

Большее значение мы придаем трудовыми успехам. В мае мы выяснили, что рекорд России по проходческому комплексу составляет 1050 метров в месяц, а у нас норма — 1300 метров, а за 1500 метров мы платим премию. В августе ко Дню шахтера мы официально зарегистрировали 1800 метров на один комплекс, и сейчас у нас норма составляет 1500 метров.

— Ощущает ли компания дефицит кадров?

— Нехватка кадров большая: исторически в Якутии не было «подземщиков» и обогатителей, приходится много вкладывать в обучение и подготовку. Сейчас к нам едут профессиональные горняки из Донбасса — мы приняли на работу более 200 беженцев, потомственных шахтеров. Шахтерский труд — один из самых сложных и опасных в мире, привыкнуть к нему очень тяжело, и специалисты экстра-класса, которые знают тонкости профессии, воспитываются из поколения в поколение. Всего на наших объектах работает 1,5 тысячи человек.

Помимо горной добычи, наша ключевая экспертиза — это строительство шахт и сопутствующих объектов, где много своей специфики. У нас этим занимается специальная компания внутри группы. Сегодня более 40% всех строительных работ мы осуществляем силами жителей Нерюнгринского района, а на некоторые работы мы привлекаем узкоспециализированные бригады вахтовым методом, так что кроме горных специальностей в нашей компании очень широкий спектр профессий, связанных с реальным производством.

Назад